Почетный адвокат России, лауреат Золотой медали им.Ф.Н.Плевако адвокат Амасьянц Э.А. Все виды юридической помощи в области российского и международного права. Ведение уголовных и гражданских дел любой сложности. Защита и представительство в суде.Телефон горячей линии адвоката: +7(495)504-81-90
 


Адвокатское расследование

Адвокатское расследование
Использование полиграфа
Полномочия адвоката, его права и обязанности
Права адвоката при сборе доказательств
Проведение адвокатского расследования
ДОКАЗАТЕЛЬСТВА, СОБРАННЫЕ АДВОКАТОМ, И ИХ ЗНАЧЕНИЕ
АДВОКАТСКАЯ ТАЙНА
Независимое адвокатское расследование

                                     

                                                АДВОКАТСКАЯ ТАЙНА

"Свобода состоит в том, чтобы зависеть только от законов"

Вольтер
Конфиденциальность взаимоотношений адвоката и Доверителя, гарантирующая соблюдение адвокатской тайны является публично - правовым принципом и охватывает не только и не столько интересы адвоката и его клиента, а осуществляется, прежде всего, в интересах правосудия, конкретного гражданина, обратившегося к адвокату за юридической помощью, и, в конечном счете, всего гражданского общества. Важность этого принципа для уголовного судопроизводства состоит в том, что там адвокат является покровителем своего доверителя, его вторым я,   защитником от государственного обвинения. Адвокат как бы сливается в одно целое со своим Доверителем. Естественно ни один человек не захочет рассказывать свои тайны другому, если будет хотя бы допускать, что они могут стать достоянием иных лиц, тем более, если такие знания могут быть обращены ему во вред обвиняющей стороной. Не менее важно соблюдение адвокатской тайны и в бизнесе. Если ее не соблюдать, клиенты начнут врать своим адвокатам, и адвокаты не смогут быть независимыми советниками доверителей в условиях неполноты информации и невозможности предупредить о правовых последствиях тех или иных их действий. В свою очередь разглашение адвокатской тайны в коммерческих делах может приводить к убыткам, к расторжению контрактов, уничтожению бизнеса или нерыночному обогащению одних за счет других. Сущность адвокатской деятельности держится на абсолютном доверии клиента своему адвокату, основанному на полной уверенности первого, что все сведения, переданные им адвокату, ни при каких обстоятельствах не станут достоянием гласности. Именно поэтому все правовые системы мира признают и защищают законодательно институт адвокатской тайны, который уходит корнями к эпохе Римской империи, где в Дигестах Юстиниана римским судьям предписывалось следить, чтобы «адвокаты не давали свидетельских показаний по делу лица, чьи интересы они защищали». Адвокатская тайна абсолютна. И это не привилегия адвоката, а иммунитет доверителя, вытекающий из ст. 51 Конституции РФ, гарантирующей не свидетельствовать против себя и своих родственников. В российском законодательстве адвокатская тайна регулируется следующим образом. В соответствии с Указом Президента РФ «Об утверждении перечня сведений конфиденциального характера» от б марта 1997г. № 188, к сведениям, связанным с профессиональной деятельностью, доступ к которым ограничен, отнесена и адвокатская тайна. Понятие адвокатской тайны и ее содержание дано в статье 8 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»: «адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю». Кодекс профессиональной этики адвоката более детально раскрыл это понятие и к таким сведениям относит:
  • факт обращения к адвокату, включая имена и названия доверителей;
  • все доказательства и документы, собранные адвокатом в ходе подготовки к делу;
  • сведения, полученные адвокатом от доверителей;
  • информацию о доверителе, ставшую известной адвокату в процессе оказания юридической помощи;
  • содержание правовых советов, данных непосредственно доверителю или ему предназначенных;
  • всё адвокатское производство по делу;
  • условия соглашения об оказании юридической помощи, включая денежные расчеты между адвокатом и доверителем;
  • любые другие сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи.
Все эти сведения, перечень которых, очевидно, не носит исчерпывающего характера, являются объектом адвокатской тайны и подлежат защите. В действующем российском законодательстве содержатся существенные гарантии для адвокатов, которые позволяют им соблюдать адвокатскую тайну, а Доверителю придают уверенность в том, что он может смело делиться с адвокатом своими секретами. Гарантиями защиты тайны Доверителя являются следующие законоположения: 1. Адвокат не вправе разглашать сведения, сообщенные ему Доверителем в связи с оказанием последнему юридической помощи, без согласия Доверителя (ст.6 Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре). 2. Адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого не подлежит допросу в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием (ст. 56 УПК РФ). 3. Адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием (ст. 8 Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре). 4. Проведение оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий в отношении адвоката (в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности) допускается только на основании судебного решения. Полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий сведения, предметы и документы могут быть использованы в качестве доказательств обвинения только в тех случаях, когда они не входят в производство адвоката по делам его доверителей (ст. 8 Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре). 5. Негласное сотрудничество адвоката с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, запрещается (Ст.6 Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре). 6. Подозреваемым и обвиняемым предоставляются свидания с защитником с момента фактического задержания. Свидания подозреваемого или обвиняемого с его защитником могут иметь место в условиях, позволяющих сотруднику места содержания под стражей видеть их, но не слышать (Ст. 18 ФЗ от 15 июля 1995 г. N 103-ФЗ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений"). Все эти положения действующего российского законодательства создают условия для нормального осуществления правосудия в нашей стране и позволяют гражданам, обратившимся за оказанием юридической помощи к адвокату, абсолютно свободно рассказывать ему о случившемся событии, не испытывая боязни передачи конфиденциальных  сведений, чувствовать себя информационно защищенными от незаконного использования этой информации.  

Полученные в ходе оперативно-розыскных мероприя­тий или следственных действий (в том числе после приостановления или прекращения статуса адвоката) сведе­ния, предметы и документы могут быть использованы в качестве доказательств обвинения только в тех случаях, когда они не входят в производство адвоката по делам его доверителей. Указанные ограничения не распростра­няются на орудия преступления, а также на предметы, которые запрещены к обращению или оборот которых ограничен в соответствии с законодательством Россий­ской Федерации.

Адвокатская тайна

 Адвокатская тайна относится к поверенным тайнам. Это самостоятельная с точки зрения правового регулиро­вания разновидность тайн данной группы (сюда же входят профессиональные тайны патентных поверенных, ком­мерческих и других представителей).

Право адвоката на распоряжение информацией ограничено не только его волей, но также правами и интересами доверителя, его иммунитетом. Из этого следует, что ничего лишнего адвокат делать и говорить не должен. Только целесообраз­ное использование информации в интересах довери­теля может быть признано правомерным.

Кроме того, сама природа адвокатской деятельности, направленной на дос­тижение реального результата, стимулировала адвокатов-исследователей, прежде всего, к прикладному подхо­ду к проблеме их профессиональной тайны, к выработке практических рекомендаций по разрешению типичных, встречающихся в адвокатской практике коллизий.


 ПРЕДМЕТ АДВОКАТСКОЙ ТАЙНЫ

Предмет адвокатской тайны обусловлен содер­жанием деятельности адвоката, связанной с получе­нием информации, а также с ее использованием на условиях конфиденциальности. Согласно п. 2 и п. 3 ст. 2 Федерального закона «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Рос­сийской Федерации» от 31 мая 2002 г., оказывая юридичес­кую помощь, адвокат:

«1) дает консультации и справки по правовым вопросам, как в устной, так и в письменной форме;

2) составляет заявления, жалобы, ходатайства и другие документы правового характера;

3) представляет интересы доверителя в консти­туционном судопроизводстве;

4) участвует в качестве представителя доверите­ля в гражданском и административном судопроизвод­стве;

5) участвует в качестве представителя или защит­ника доверителя в уголовном судопроизводстве и про­изводстве по делам об административных правона­рушениях;

6) участвует в качестве представителя доверите­ля в разбирательстве дел в третейском суде, между­народном коммерческом арбитраже (суде) и иных органах разрешения конфликтов;

7) представляет интересы доверителя в органах государственной власти, органах местного самоуп­равления, общественных объединениях и иных орга­низациях;

8) представляет интересы доверителя в органах государственной власти, судах и правоохранительных органах иностранных государств, международных судебных органах, негосударственных органах инос­транных государств, если иное не установлено зако­нодательством иностранных государств, уставными документами международных судебных органов и иных международных организаций или международ­ными договорами Российской Федерации;

9) участвует в качестве представителя доверите­ля в исполнительном производстве, а также при ис­полнении уголовного наказания;

10) выступает в качестве представителя довери­теля в налоговых правоотношениях.

3. Адвокат вправе оказывать иную юридическую помощь, не запрещенную федеральным законом» .

Итак, подавляющее большинство видов адвокат­ской деятельности связано с представительством и, соответственно, в этих случаях речь идет о поверен­ной тайне. Правовое консультирование также явля­ется важным видом адвокатской деятельности и пред­полагает наличие в соответствующих случаях режи­ма конфиденциальности, связанного только с обя­зательствами неиспользования и неразглашения ин­формации доверителя. И в том и в другом случае ад­вокатская тайна имеет одинаковую правовую защиту от доступа к ней третьих лиц, а также от ее наруше­ния самим адвокатом.

Обязанность сохранения и защиты всей инфор­мации, получаемой в процессе осуществления профессиональной деятельности, тесно связана с пра­вом адвоката на использование этой информации. Правомерность соответствующих действий (бездей­ствия) определяется не только необходимостью со­блюдения конфиденциальности, но и требованиями профессиональной целесообразности, а также во многих случаях процессуальными требованиями.

Информация используется только в той мере, в которой это необходимо и достаточно для оказания эффективной правовой помощи. Например, участвуя в судебном следствии, адвокат может применить име­ющееся у него знание обстоятельств, связанных с делом, для выявления фактов, укрепляющих пози­цию доверителя. Если же соответствующий процес­суальный результат не вполне прогнозируется или может повредить доверителю, адвокат не вправе пред­принимать действия подобного рода. Это вытекает не только из необходимости хранить тайну в интере­сах доверителя, не использовать информацию без нужды, но и из обязанности оказывать качествен­ную юридическую помощь.

Право адвоката на распоряжение информацией ограничено не только его волей, но также правами и интересами доверителя, его иммунитетом. Согласно п. 1 ст. 6 Кодекса профессиональной этики адвоката (далее — Кодекс), дополняющего правила, установ­ленные законодательством об адвокатской деятель­ности и адвокатуре, «профессиональная тайна адво­ката обеспечивает иммунитет доверителя, предостав­ленный последнему Конституцией Российской Фе­дерации». Из этого следует, что ничего лишнего адвокат делать и говорить не должен. Только целесообраз­ное использование информации в интересах довери­теля может быть признано правомерным.

Существуют общие процессуальные огра­ничения права адвоката использовать вверенную ему информацию. В частности, требование об отсутствии у сторон права ссылаться в судебных прениях на об­стоятельства, не исследованные в судебном заседа­нии, означает, что, выступая в прениях, адвокат может опираться только на ту ин­формацию, которая содержится в деле. Все осталь­ные данные следует использовать лишь скрытым об­разом, так, чтобы не нарушить требования конфи­денциальности. Это информация «к сведению», ин­формация, необходимая для эффективного осуществ­ления представительских и иных профессиональных функций.

Таким образом, предмет адвокатской тайны скла­дывается из двух основных видов информации: той, о которой знают лишь адвокат и его доверитель, и из­вестной другим сторонам отношений, связанным с осуществлением адвокатом представительства. К предмету тайны относятся оба вида информации. И в том и в другом случае ее использование адвокатом вне связи с целями профессиональной деятельнос­ти, вне согласования с волей, правами и интересами доверителя запрещено.

 АДВОКАТСКАЯ ТАЙНА КАК ГАРАНТИЯ ПРАВА НА ЗАЩИТУ

Ад­вокатская тайна многофункциональна. И одна из ее важнейших функций — гарантировать соблюдение прав личности, в том числе права на защиту. В любом цивилизованном обществе праву на защиту придается огромное значение. Проблема эффективной реа­лизации этого права - одна из самых актуальных в рамках международного сообщества.

Во все важнейшие международно-правовые акты включены нормы о необходимости защи­ты основных прав и свобод человека и пре­доставлении возможности пользоваться эффек­тивной юридической помощью. В Конституции РФ содержится норма, соглас­но которой «каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи» (ч. 1 ст. 48), а также норма, гаранти­рующая каждому задержанному, заключенному под стражу, обвиняемому в совершении преступ­ления право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задер­жания, заключения под стражу или предъявле­ния обвинения (ч. 2 ст. 48). Это означает, что российское государство, следуя нормам и прин­ципам международного права, способствует обеспечению юридической помощью опреде­ленного (высокого) качества с тем, чтобы каж­дый человек в случае необходимости мог мак­симально полно и эффективно использовать возможности государственно-правовой систе­мы для защиты своих прав и законных интере­сов.

Каковы же стандарты квалифицированной юридической помощи? Каких-либо законода­тельно установленных общих критериев здесь не существует. Наиболее полно они отражены лишь в Федеральном законе «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Российской Феде­рации». Это нормы, регулирующие отношения адвоката и доверителя, а также адвоката и третьих лиц; нормы, определяющие правовой статус адвоката как совокупность его прав, обязанностей и ответственности. В число таких норм входит обязанность адвоката хранить тай­ну и запрет действовать вопреки законным ин­тересам лица, обратившегося за юридической помощью.

Таким образом, реализация эффективной ква­лифицированной юридической помощи возмож­на только на основе конфиденциальности. Лица, обратившиеся за защитой своих прав, долж­ны быть абсолютно уверены в безопасности их общения с адвокатом, в полной неприкосно­венности их прав и интересов в связи с полу­чением такой защиты.

Обязанность адвоката хранить тайну и нали­чие соответствующих этой обязанности имму­нитетов и правомочий являются базовыми, объ­ективными условиями квалифицированной за­щиты прав. К числу субъективных условий можно отнести профессиональную квалифика­цию адвоката (как юриста и представителя ад­вокатской профессии) и правомерность его поведения, в том числе определяемую требова­нием конфиденциальности. То есть конфиден­циальность представляет собой одно из неотъ­емлемых качеств (свойств) квалифицированной юридической помощи, имеющее отношение и к субъективным, и к объективным условиям ее оказания.

Сохранение и защита информации, получа­емой в процессе осуществления профессиональ­ной деятельности, теряет всякий смысл, если адвокат не может использовать эту информацию. Правомерность ее использования определяется не только соблюдением конфиденциальности, но и требованиями профессиональной целесооб­разности, а также во многих случаях процессу­альными требованиями.

Информация используется только в той ме­ре, в какой это необходимо и достаточно для оказания эффективной защиты. Например, участвуя в судебном следствии, адвокат может применить имеющееся у него знание обстоя­тельств, связанных с делом, для выявления фактов, укрепляющих позицию подзащитного. Если же соответствующий процессуальный ре­зультат не вполне прогнозируется или может ему повредить, адвокат не вправе предприни­мать действия подобного рода. Это вытекает не только из необходимости хранить тайну в ин­тересах доверителя, не использовать информа­цию без нужды, но также из нравственной не­обходимости оказывать именно качественную правовую помощь, поскольку иное наносит вред клиенту и помощью не является.

Право адвоката на распоряжение информа­цией ограничено не только волей, но также правами и интересами доверителя, его иммуни­тетом. В связи с этим очевидно, что право адвока­та на распоряжение информацией вытекает из целей профессиональной деятельности и пол­ностью обусловлено этими целями. Ничего лиш­него адвокат делать и говорить не должен. Только целесообразное использование инфор­мации в интересах доверителя может быть приз­нано правомерным.

Единственное исключение из правила конфи­денциальности зафиксировано в п. 4 ст. 6 Ко­декса: «Без согласия доверителя адвокат впра­ве использовать сообщенные ему доверителем сведения в объеме, который адвокат считает разумно необходимым для обоснования своей позиции при рассмотрении гражданского спора между ним и доверителем или для своей защи­ты по возбужденному против него дисциплинар­ному производству или уголовному делу».

Данное исключение призвано оградить адво­катов от злоупотреблений со стороны довери­телей и на практике не является существенным ограничением обязанности адвоката хранить тайну. Цели профессиональной деятельности адвоката недостижимы без соответствующей правовой защиты ее субъекта. Понятие «ра­зумно необходимый» объем разглашения сведе­ний, связанных с профессиональной деятель­ностью, означает, что огласке подлежат лишь те сведения, без которых невозможно обойтись для обоснования процессуальной позиции адво­ката в производстве по собственному дисцип­линарному, гражданскому или уголовному делу. Подобная информация чаще всего отражает ус­ловия соглашения с доверителем. Предполага­ется, что и в таких (исключительных) случаях адвокат не должен делать и говорить ничего лишнего.

Существуют и общие процессуальные огра­ничения права адвоката использовать вверен­ную ему информацию. В частности, требование, предполагающее отсутствие у сторон права ссылаться в судебных прениях на обстоятель­ства, не исследованные в судебном заседании (п. 4 ст. 292 УПК РФ), означает, что, высту­пая в прениях сторон, адвокат может опирать­ся только на ту информацию, которая содержит­ся в деле. Именно этой информацией ограничен круг сведений, открыто используемых в процес­се. Вся остальная информация может быть ис­пользована лишь скрытым образом, только так, чтобы не нарушить требования конфиденци­альности. Это информация «к сведению», ин­формация, необходимая для эффективного осу­ществления представительских и иных профес­сиональных функций.

Согласно п. 2 ст. 6 Кодекса профессиональ­ной этики адвоката «соблюдение профессио­нальной тайны является безусловным приорите­том деятельности адвоката», т.е. о конфиденци­альности адвокат должен заботиться всегда, прежде всего и при всех обстоятельствах. Дан­ное требование призвано обеспечить полную до­верительность отношений адвоката с клиентом, ибо в противном случае адвокатская деятель­ность, по существу, невозможна. Не располагая информацией «к сведению», адвокат практичес­ки лишается оперативных возможностей; более того, в любом из видов своей деятельности мо­жет навредить клиенту.

Наиболее характерным примером подобного рода являются ситуации, когда недостаточно или неправильно информи­рованный адвокат задает на суде вопросы, по его мнению, вытекающие из существа дела и важ­ные для оказания правовой помощи, но неожи­данно для себя (и для других участников процес­са) выявляет факты, ухудшающие положение до­верителя.

Наличие доверительности как определенного, необходимого и социально по­лезного состояния отношений адвокат — дове­ритель определяется не только аспектом дове­рия к адвокату и в целом к адвокатуре. Не ме­нее важно, чтобы клиент полностью был уверен в надежности условий коммуникации, а также хранения и использования конфиденциальной информации. Они должны обеспечивать абсо­лютное соблюдение запрета на доступ к содер­жанию адвокатской тайны со стороны третьих лиц, которые в силу исключительной остроты правовых конфликтов, а также высокой значи­мости соответствующей информации могут быть весьма заинтересованы в ее получении. Поэто­му требование конфиденциальности, осново­полагающее в адвокатской профессии, допол­няется запрещением любых форм доступа треть­их лиц к адвокатской тайне, что предполагает наличие определенных иммунитетов, огражда­ющих деятельность адвоката от всякого посто­роннего вмешательства.

Эффективность защиты прав доверителя са­мым существенным образом зависит от того, насколько надежно эти иммунитеты гарантиро­ваны действующими правовыми механизмами и правоприменительной практикой. В этом отношении важно заметить, что теоретико-прик­ладное исследование проблем адвокатской тай­ны непременно должно строиться с учетом не­обходимости изучения соответствующих право­вых иммунитетов, которые, кроме обеспечения конфиденциальности, также призваны гаранти­ровать и независимость адвоката.

Корпоративные интересы ад­вокатуры, и профессиональные интересы са­мого защитника также полностью подчинены целям эффективной защиты прав и интересов клиен­тов. В этом смысл существования адвокатуры, в этом профессиональная миссия адвоката. Именно в таком смысле можно утверждать, что адвокат является помощником правосудия, поскольку призван обеспечивать подлинную состязательность в любом виде процесса. Рас­сматривая адвокатскую тайну в контексте ин­тересов правосудия, по всей видимости, надо иметь в виду не прямой, а опосредованный (че­рез требование состязательности процесса) ха­рактер взаимосвязи интересов правосудия и де­ятельности адвоката.

Ад­вокатская тайна многофункциональна. И одна из ее важнейших функций — гарантировать соблюдение прав личности, в том числе права на защиту. В любом цивилизованном обществе праву на защиту придается огромное значение. Проблема эффективной реа­лизации этого права - одна из самых актуальных в рамках международного сообщества.

Доверительность отношений с клиентом и наличие оперативных возможностей для оказа­ния ему правовой помощи имеют исключитель­но тесную взаимосвязь. Именно поэтому требо­вание конфиденциальности является основопо­лагающим требованием к адвокату. Чем больше доверия, тем больший объем информации может быть получен и использован адвокатом в инте­ресах клиента, тем меньше вероятность неосто­рожного или даже невиновного причинения ад­вокатом вреда.

Реализация эффективной ква­лифицированной юридической помощи возмож­на только на основе конфиденциальности. Лица, обратившиеся за защитой своих прав, долж­ны быть абсолютно уверены в безопасности их общения с адвокатом, в полной неприкосно­венности их прав и интересов в связи с полу­чением такой защиты.

Таким образом, адвокатская тайна представляет собой правовый режим, в рамках которого с целью обеспечения иммунитета доверителя осуществляется запрет на неправомерное получение и использование третьими лицами любой информации, находящейся у адвоката в связи с оказанием правовой помощи доверителю, а также на несанкционированное доверителем нарушение адвокатом конфиденциальности переданных ему сведений.


1

8 (499) 40-999-33











© 2014 Амасьянц Эдуард Акопович 8(499)40-999-33, 8(925)504-81-90, Email: eduard@amasyants.ru